Персоны
В Москве установлен бюст Физули Фараджеву В Москве установлен бюст Физули Фараджеву
Традиции
Новруз Байрамы Новруз Байрамы
Культура
Феномен Алима Гасымова. Таинство азербайджанского мугама. Феномен Алима Гасымова. Таинство азербайджанского мугама.
Кухня
КЮКЮ-ПЛОВ КЮКЮ-ПЛОВ
Погода
Сегодня 25 октября 2014 года
История азербайджанского национального костюма,
19 февраля 2010

Продолжение, часть 3

О.БУЛАНОВА

В прошлую субботу мы закончили рассказ о поясной женской одежде, познакомили вас с архалыгом и перешли к чепкену. Чепкен (cэpкэn) весьма близок по силуэту к архалыгу, но несколько короче - от 45 до 52 см (имеется ввиду лишь длина баски). Чепкен - одежда, в основном, женская, однако в некоторых областях чепкен носили и мужчины. По своему назначению чепкен ближе к кофте или жакету. Надевали чепкен поверх уст кёйнейи. Так же, как и архалыг, чепкен обязательно шился на подкладке и имел такой же прилегающий силуэт. Длина рукавов варьировалась; так, например, карабахский чепкен имел очень длинные рукава, в других областях достигал так называемой "три четверти".

Отличительной особенностью чепкена были ложные рукава, оканчивающиеся стилизованными нарукавниками - элчек, напоминающим кисть руки или рукавицы. В этом плане он напоминал газахский архалыг. Элчек часто отделывали красивыми пуговицами.

Интересен обычай вводить элчек что в чепкен, что в архалыг. Обычай идет из глубокой древности: в то время элчек был мужским элементом одежды, ведь мужчины носили доспехи, в том числе и металлические рукавицы. А попробуйте поносите металл на голой руке! Вот и придумали под такую рукавицу из металла надевать другую - из мягкой толстой ткани. Когда эпоха сменилась, и доспехи уже никто не носил, элчек как "рудиментарный орган" остался в костюме. В этом плане он отчасти напоминает галстук, бывший когда-то шарфом, а нынче не несущий никакой функциональной нагрузки, кроме эстетической.

В чепкене очень гармонично сочетались национальные традиции женского демисезонного костюма, выверенный четкий крой, утилитарные функции и в то же время нарядность праздничной одежды. Так же, как и архалыг, чепкен был распространен по всей стране и не имел сколь-нибудь существенных конструктивных отличий в зависимости от местности. Носили чепкен вплоть до ХХ века в той неизменной форме, что возникла еще в XVII веке, во время расцвета Сефевидской империи. В этом плане чепкен можно смело назвать "долгожителем" в костюме.

Отличительной особенностью чепкена был точный оригинальный крой: эта одежда имела сильно прилегающий силуэт, подчеркивавший красоту женского тела. Каноны красоты в Азербайджане с незапамятных времен подразумевали наличие у женщины выразительных плеч, тонкой талии, широких бедер и выдающегося бюста. Этот бюст прекрасно подчеркивали не сходящиеся на груди полы чепкена. Тонкая талия акцентировалась как кроем - округлой деталью на боках ниже пояса, зрительно расширявшей бедра - так называемый "чапыг" ("capiq" переводится как "шрам", но в данном контексте "чапыг" фигурирует как некий выступ), так и поясом, надеваемым поверх чепкена. Пояс был золотой или позолоченный, менее обеспеченные дамы носили серебряные пояса. Однако в независимости от материального положения были также широко распространены кожаные пояса с пришитыми серебряными монетами или с серебряными бляхами.

Подкладка у чепкена была призвана не только скрыть на изнанке ручные не обметанные швы, но выполняла еще две задачи: укрепление, "уплотнение" изделия (сейчас эту функцию взяли на себя различные дублирующие ткани - клеевые прокладки типа флизелина) и утепление одежды. Внешние края - подолы и борта - отделывались косой бейкой. Длинные же рукава подбивали шелком контрастных к основной ткани цветов. Это был чисто декоративный прием, очень смелый и актуальный и в наше время. Разрез на рукавах украшался длинным рядом золоченых или сделанных из ярких камешков пуговиц. Применялся для пуговиц и перламутр. Но пуговицы на чепкене несли не только декоративную функцию: с другой стороны разреза располагались петли, чтобы в холодную погоду рукава можно было застегнуть.

Для пошива чепкена использовались дорогие выразительные ткани: бархат, блестящая шелковая парча, зар-хара, зербафт, тирме, велюр. Менее зажиточные дамы довольствовались чепкенами из сатина или тонкого сукна. Декор чепкена - чисто восточный, богатый - располагался таким образом, чтобы как можно ярче подчеркнуть основные линии кроя и основные идеи конструкции. Чепкены богато декорировались тесьмой, косой цветной бейкой, галуном, золотыми кружевами. При этом допускалась такая "простая" отделка, как у карабахских чепкенов - черная сатиновая бейка на золотом парчовом изделии. Бакинские чепкены - одни из самых богатых по отделке - украшались дорогой бафтой, окаймляющей глубокий вырез на груди. Ею же украшались и подол, и края рукавов. Сам чепкен в Баку шился из рытого (фактурного) бархата. В Музее истории Азербайджана хранятся удивительные по своей красоте образцы шушинских чепкенов: одно изделие из красной тирме отделано бафтой и золотым кружевом шахпесенд с тонкой вязью растительного орнамента. Выглядит просто роскошно даже на современный взгляд - как драгоценность. Второй - из красной парчи, отделан золотым позументом по вороту, бортам, подолу, краям рукавов и даже по боковым швам. Этот прием - отделка боковых швов - позволил подчеркнуть и чистоту кроя, и красоту женской фигуры с тонкой, изящной талией и крутыми бедрами. (Этот прием, кстати, предвосхитил моду 70-х годов ХХ века с ее контрастным кантом на подчеркнуто спортивных нарядных комбинезонах, блузах или платьях типа "сафари"). Многочисленные пышные юбки, эффектно ниспадающие из-под топорщащихся в боковых швах чапыг, только усиливают впечатление. Этот чепкен предельно декоративно насыщен, декор превращает его в подлинный шедевр прикладного искусства. Этот эффект достигнут еще и благодаря использованию во внутренней отделке - в подкладке - яркой набивной ткани со сложным растительным орнаментом.

Чепкены (как и архалыги) шились из тканей ярких сочных оттенков. Самыми распространенными цветами были красный, голубой, разнообразные и богатые оттенки зеленого. Ханум в "интересном" возрасте носили темные чепкены: шоколадные, темно-фиолетовые, черные.

По назначению чепкены были повседневными, праздничными и свадебными. На свадебный чепкен нашивались многочисленные золотые и серебряные монеты, прикрепленными к тесьме, начиная от плеча и до подола. Подол чепкена декорировался так же богато. Разрез рукавов (там, где пуговки с петлями) украшался золотой или серебряной цепочкой, на которой подвешивались дутые конусообразные подвески наподобие бубенчиков. Во время танца эти бубенчики мелодично позвякивали.

В отличие от архалыга, чепкен в разных регионах мог иметь разные названия: в гянджинском регионе и предгорьях Малого Кавказа - зыбын, в Ширване - нимтене. Встречается и такое называние - чафкен. Оно встречается в Ордубаде, Нахчыване и Карабахе.

Чепкен чаще всего использовался как демисезонная одежда. Но долгое время чепкен (и другие виды верхней одежды) заменяли собой пальто, которое появилось в Азербайджане только в самом конце XIX века, да и то лишь в крупных городах. Интересно, что и по сей день в сельских районах в качестве верхней одежды многие женщины до сих пор предпочитают большую теплую шаль.

Однако зимние варианты одежды в старину тоже существовали. Например - лаббада (lэbbadэ). Лаббаду часто носили поверх чепкена или архалыга.

По силуэту лаббада похожа на чепкен: с такими же выступами по бокам - чапыг, но короткая, чуть ниже талии, и на подкладке, но уже стеганой и утепленной. Рукава у лаббады были короткими, до локтя, подмышками делались небольшие разрезы. Такие разрезы применялись не для красоты и уже тем более не для вентиляции - это были издержки кроя. Точнее, неумения скроить вещь четко по фигуре. Так как лаббада - одежда верхняя, надевалась она на несколько слоев другой одежды, что не могло не повлиять на подвижность руки. Т.к. крой классического втачного рукава, обеспечивающий максимальную подвижность рук, в Азербайджане был еще не известен (он и в Европе-то, на самом деле, не так давно появился, на рубеже XVIII и XIX веков), портные были вынуждены делать разрезы подмышкой, которые давали руке свободно двигаться. Такие разрезы из-за неумения четко "посадить" рукава в пройму практиковались не только на Кавказе, но и в Европе, начиная с эпохи раннего Средневековья, когда от свободного туникообразного кроя мода перешла к прилегающему силуэту.

Застежка лаббады не была глухой, более того - полы лаббады не сходились на груди и завязывались на талии тесемками-завязками, сплетенными из серебряных нитей и украшенных кисточками и бубенчиками. С точки зрения современной логики такая застежка нараспашку - вещь непонятная: все-таки зимняя одежда!

В основном, лаббады не имели существенных конструктивных отличий по регионам. Правда, несколько отличались от остальных шамахинские лаббады - их рукава имели меховую оторочку и элчек, на который нашивались серебряные подвески, а к чапыг по бокам пришивались два треугольника, часто другого, контрастного цвета. Эти детали легко заметить, внимательно рассмотрев акварель Г.Гагарина "Шамахинка". В остальных регионах по бокам лаббады имелись короткие разрезы.

Для пошива этого типа одежды использовались самые разнообразные ткани: парча, бархат, тирме, обычно гладкоокрашенная, одноцветная. Ханум победнее довольствовались тканями попроще: сукном, например. Полочки, подол, рукава и ворот декорировали разнообразной тесьмой, золотыми кружевами. Праздничные лаббады декорировались серебряными дутыми пуговицами - гоза.

Что касается названия, то практически везде оно так и звучало - лаббада, кроме Шеки. Там эта одежда называлась лавадой. Самые красивые лаббады были у женщин Баку и Карабаха. Эти два региона, впрочем, вообще отличались изысканностью и оригинальностью костюма. Бакинские и карабахские образцы занимают достойное место в Музее истории Азербайджана.

Кроме лаббады, существовал еще один тип верхней женской одежды - эшмяк (esmэk). По своей конструкции он очень похож на лаббаду: такой же открытый всем ветрам спереди, с такими же разрезами подмышками, такой же короткий. Шился эшмяк из бархата и тирме. Отличия состояли в том, что у эшмяк делалась стеганой не только подкладка, но и вся ткань верха. Нередко эшмяк подбивался снизу и мехом. Чаще всего использовался мех хорька: этот зверек в изобилии водился в лесах, мех его был достаточно износостойким и не толстым, но в то же время достаточно теплым. Мехом же отделывались и полочки, и подол, и рукава. Кроме того, там присутствовали многочисленные бафты, тесьмы, золотые кружева, цепочки и тому подобные элементы отделки.

По сравнению с лаббадой эшмяк гораздо более богато декорировался. Некоторые специалисты по костюму считают, что декоративная избыточность, так характерная для народного искусства, буквально бьющая ключом и иногда нарушающая законы гармонии и стиля, в этом виде одежды проявилась наиболее полно и ярко. Однако эшмяк, по сравнению с еще одним богато декорированы предметом одежды - безрукавкой кюрдю, - просто образец сдержанности и строгости. Недаром кюрдю специалисты по ближневосточному костюму называют китчевым арт-объектом из-за обилия декоративных украшений.

Кюрдю (kurdu) - это стеганая короткая зимняя безрукавка на подкладке. На мой взгляд, кюрдю больше похожа не на утилитарную безрукавку, призванную сохранять тепло, а на стилизованный народный костюм для эстрады, когда на сцену выходят не женщины в национальных костюмах, а нарядные новогодние елки. (Причем неважно, о какой стране идет речь).

Любопытно, что кюрдю - это единственная теплая одежда, которую полагалось иметь женщине согласно традиции. Почему - на этот вопрос я ответа не нашла. Может быть, все дело в весьма затворническом образе жизни женщин на Кавказе в частности и на Востоке вообще? Мол, если тебе некуда ходить, то и тепло одеваться не обязательно?

Кюрдю вся построена на контрастах цветов: синий - желтый, зеленый - оранжевый, черный - красный, белый - фиолетовый, золотой - черный и т.п. Если верх безрукавки (который шился из бархата, велюра, тирме) - глубоких темных тонов, то подкладка делалась из шелка и обязательно имела яркую контрастную расцветку. Контрастной же была и косая бейка или тесьма, которой отделывались края и основные линии конструкции. По проймам, воротнику, полочкам и подолу безрукавка украшалась мехом, чаще всего хорька (как и эшмяк). В Карабахе (второй столице моды после Баку) края кюрдю отделывались также мехом куницы или бобра. Этим зверем Карабах всегда был богат из-за обилия рек и лесов. Мех обязательно выступал и в боковых разрезах; на боках часто использовался и чапыг, подчеркивавший бедра. Чапыг тоже отделывался мехом. Полы безрукавки не сходились, завязок, как на эшмяке, не было, и безрукавка, хоть и шилась строго по фигуре и была довольно толстой, движений не стесняла.

Стеганые кюрдю очень любили украшать вышивкой гладью по всему полю. Однако в качестве декора использовалась не только вышивка, но и расшивка стеклярусом, пиляк (блестками) и бисером. Неизменными декоративным элементом были и накладные карманы, богато декорированные различными способами. Но самым главным и самым интересным дизайнерским приемом, используемым в кюрдю, была, как ни странно, сама ручная стежка. Она шла по основному полю безрукавки контрастными толстыми шелковыми нитками, насквозь, делалась крупной, фактурной, могла быть строго геометрической (например, вертикальные полосы или клетки), а могла идти по контуру рисунка ткани - прием чисто современный. Ничего удивительного в том, что для работы этот шедевр никогда не надевался - шили кюрдю лишь для праздника, в крайнем случае - для дома.

Встречались, однако, и совсем другие кюрдю - хорасанские. Они настолько отличались от своих "сестер", что получили отдельное название: "хорасан кюрдюсю". Шились эти кюрдю, в основном, из тонкой, прекрасно выделанной замши спокойных мягких естественных цветов. Понятно, что были они импортным дефицитом и высоко ценились местными модницами. Привозили их паломники из "дальнего зарубежья" - стран Ближнего Востока. Этим привозным изящным "штучкам" активно подражали и местные "производители", иногда выдавая свои изделия за оригиналы. Высоко ценились гянджинские "ремейки". Хорасан кюрдюсю отличались сдержанностью цветов и отделки и минимумом декоративных украшений. Основной их отделкой была вышивка гладью нитями одного цвета в тон изделию; вышивка заполняла собой все поле безрукавки. Мотив был, как правило, растительный, но иногда встречался геометрический. Основным правилом было правило осевой симметрии. Особо ценились хорасан кюрдюсю с богатыми сюжетными композициями, тоже расположенными симметрично на обеих полочках. В качестве сюжетов использовались батальные, религиозные и бытовые сценки.

Как образец декоративно-прикладного искусства кюрдю занимают достойное место не только в азербайджанских исторических музеях (Музей истории Азербайджана, например, чья коллекция народных костюмов в стране самая богатая), но и в таких всемирно известных собраниях, как лондонский музей Виктории и Альберта, стамбульский Топ Капы сарай, Тегеранский исторический музей, Каирский исторический музей. Кстати, я лично именно в последнем в конце 90-х впервые увидала этот шедевр народных азербайджанских умельцев. Правда, что это такое, тогда мне прочитать не удалось - написано было по-арабски, но впечатление произвело неизгладимое. Каирский экспонат сплошь покрывала вышивка с растительным орнаментом.

Кстати, вышивка активно применялась и на другом типе верхней женской одежды - бахари (bэhari). Бахари была одеждой демисезонной, с прямыми длинными рукавами и на стеганой подкладке. Наличие прямых длинных рукавов роднит бахари с пальто. Полы ее все так же не сходились спереди, застежка представляла собой красивые шнурки-завязки. Общая конструкция изделия была вполне типичной для женского костюма: прилегающий силуэт, отрезная по талии, с баской длиной до бедер, собранной мелкими складочками. Шились бахари, как правило, из однотонного бархата темных оттенков; применялся и рыхлый бархат. Иногда встречались бахари из велюра.

Так же, как и в случае с кюрдю, вышивка, применяемая на бахари, была очень богатой по стилю исполнения. Практически всегда это была вышивка, выполненная в смешанной технике. Но на бахари, в отличие от кюрдю, использовались лишь растительные и геометрические орнаменты. На темном глубоком бархате вышивка контрастными блестящими шелковыми нитками смотрелась очень эффектно и, как бы мы сейчас сказали, стильно. Располагалась вышивка по подолу, концам рукавов, по вороту и краям полочек. Эта вышивка шла неширокой орнаментальной полосой. Имелась эффектная центральная вышивка отдельной большой композицией на спинке, по центу рукавов и в углах внизу полочек, и этот элемент очень выгодно отличал бахари от других типов верхней одежды, т. к. мало где еще встречался. По краям бахари отделывались косой контрастной бейкой, тесьмой, галунами, кантами, цепочками. Есть экземпляры, отделанные золотым кружевом.

В бахари (в отличие от кюрдю) контрастные сочетания верха и подкладки почти не применялись. Чаще всего подкладка и верх были одного цвета, но разных тонов или оттенков. Одно из самых роскошных бахари, хранящееся в Музее истории Азербайджана, сшито из розового бархата с подкладкой глубокого бордового оттенка. Встречаются бахари из темно-зеленого бархата с нежно-салатовой подкладкой, из темно-синего велюра и подкладкой небесно-голубого цвета и т.д. Выбор цвета, как правило, предопределял возраст женщины.

Бахари носили практически на всей территории Азербайджана, но особенно популярным этот тип одежды был в Карабахе, Ширване, Лянкяране и Баку. Бакинцы называли бахари чухой (cuxa), что не совсем верно, т.к. чуха - типично мужская одежда (о ней мы расскажем, когда закончим с женским костюмом). Мелкие чисто местные различия в отделке и предпочтении цветов придавали бахари удивительное разнообразие и оригинальность.

Бахари была не единственной теплой одеждой с рукавами. Наиболее близка к бахари кюлядже (kul?c?). Эта одежда также шилась отрезной по талии и на подкладке, но, как правило, уже не стеганой. Длина баски доходила до колен и баской в общепринятом смысле слова, в общем-то, называться уже не могла; длина рукавов была ниже локтей. Самыми длинными были кюлядже в Нахчыване и Гяндже. Шились кюдядже из бархата и тирме, украшались по подолу, рукавам, полочкам и вороту вышивкой, в том числе и спиралью, бисером, пиляк. Однако такие длинные кюлядже могли себе позволить только обеспеченные дамы. Очень часто у кюлядже баска делалась из гофрированной ткани.

В Нахчыване (который, как вы поняли, своей манерой одеваться несколько отличался от "континентального" Азербайджана) зимой носили бюрюшме - шерстяное одеяние в сборку, напоминавшее пальто. Носили бюрюшме как женщины, так и мужчины.

В некоторых районах, в основном, в Загатальском и Гахском, был еще один похожий тип верхней теплой одежды - катиби. Он, как и кюрдю, оторачивался по подолу, рукавам и полочкам мехом (все того же хорька). Любопытно, что в Ордубаде катиби носили и мужчины (как и кюлядже, которая в мужском варианте была гораздо длиннее). При этом они называли этими словами чуху.

Интересно, что в катиби тоже имелись интересные контрастные сочетания, но уже не цвета, а фактур: катиби, кроме меха, украшался еще и металлическими нашивками. Золотые и серебряные бляшки, монеты, гоза, пришитые на груди и по вороту, красиво поблескивали среди мягкого меха, создавая этим удивительный эффект восприятия. Наиболее ярко этот эффект сочетания мягких и жестких, матовых и блестящих фактур мы можем наблюдать в борчалинских и караджальских катиби. Кроме этого, некоторые образцы украшает вышивка с применением очень интересного элемента - буты. В России этот элемент очень давно известен и страшно популярен; там его называли "турецкий огурец" или просто "огурец". Выглядит бута как капелька с чуть загнутым кончиком. Этот элемент очень древний, пришел к нам из далеких времен зороастризма и прочно поселился в восточной орнаменталистике; позднее бута завоевала весь мир - достаточно вспомнить советские ткани или современные европейские мужские галстуки, кашне, украшенные этим узором. В переводе с хинди "бута" означает "пламя". Сразу напрашиваются параллели с зороастризмом - ведь языки пламени и символизируют эту религию, на заре своей называемую огнепоклонничеством.

Есть версия, что название это произошло от степной травы, цветки которой по форме напоминали все ту же каплю. Кстати, в сухом виде растение это обладало способностью очень долго гореть. Употреблялось оно для проведения обрядов, для освещения храмов и в других культовых целях у огнепоклонников и индуистов.

В древней культуре зороастров, а позднее на всей территории Ближнего Востока этот элемент использовался везде: в качестве печати на государственных документах, на знаках различия, на порталах зданий, на куполах мечетей, в декоре мебели и одежды, предметов быта, в рисунках ковров; этот символ служил талисманом и мощным оберегом. Он обязательно присутствовал на свадебной церемонии, когда необходимо было защитить от злых сил новую семью, а значит, и новую жизнь. В каждой местности бута немного отличалась, что по стилизации формы, что по цвету. Интересно, что использовался этот элемент иногда весьма неожиданно: в Карабахе, например, выпекали пирожки в форме буты - фатир-бута. Как сказал один поэт, все прекрасное на Востоке связано с бутой. И это не случайно: она напоминает и каплю воды, а значит, жизнь, она напоминает и язычок пламени, а пламя также неразрывно связано с самой возможностью жить, она напоминает половину символа "инь-ян" - символа двуединства жизни. Именно поэтому этот элемент так часто использовался в декоре всего национального азербайджанского костюма, а не только в катиби.

Еще один тип женской верхней одежды - это халат. В основном, халаты как домашнюю одежду, но не бытовую, а исключительно для красоты, носили, точнее, накидывали на себя представительницы богатых слоев общества. Любопытно, что мужские халаты были гораздо более декорированы, нежели женские, отличавшиеся отпределенной простотой и меньшим количеством узоров.

О многообразии женского костюма можно рассказывать бесконечно, но к национальному костюму относятся не только одежда, но и головные уборы, украшения и даже прически и косметика, потому что только из этого комплекса складывается полное представление о костюме, а значит, и об образе в целом. Но о головных уборах мы расскажем вам в следующем номере.

 



Источник: http://www.echo-az.com/obshestvo01.shtml

Азербайджанские газеты
Зеркало.az
18 сентября 2014
Украинский флаг над высоткой в Москве
18 сентября 2014
Умер герой “Джуманджи” – Робин УильямсЗнаменитый американский киноактер Робин Уильямс ушел из жизни в возрасте 63 лет. Судя по всему, он покончил жизнь самоубийством, повесившись.
18 сентября 2014
Стивен Кинг раскроет тайну новой книги в FacebookСтивен Кинг опубликовал на своей странице в Facebook обложку нового романа «Возрождение» (Revival). В ней писатель зашифровал подсказки к тайнам книги.
18 сентября 2014
Новая книга Рустама ИбрагимбековаНовая книга известного азербайджанского кинодраматурга Рустама Ибрагимбекова  под названием «Солнечное сплетение» будет издана на английском языке в июле британо-голландским издательством  Glagoslav.
18 сентября 2014
Стремительно развиваются отношение между Азербайджаном и РоссиейВ Москве состоялось подписание межведомственной Программы сотрудничества на 2015–2016 гг. между Министерством культуры Российской Федерации и Министерством культуры и туризма Азербайджанской
18 сентября 2014
Исход на “край света”На новой волне сноса жилья по бывшей улице Советская (центр столицы) освоен весь фонд, сданный на окраине Баку, а также в городах Хырдалан и Локбатан.
Эхо-az.com
12 ноября 2010
Конституции Азербайджана - 15 лет
12 ноября 2010
В Ханкенди будет развеваться флаг Азербайджана
12 ноября 2010
Белград планирует открыть посольство в Азербайджане
12 ноября 2010
Процесс получения виз грозит обернуться скандалом?
12 ноября 2010
Решение Пленума Верховного суда по делу Эйнуллы Фатуллаева вполне обосновано?
12 ноября 2010
Потребности в импорте пшеницы в мире могут увеличиться за счет Азербайджана
Известия.az
24 октября 2014
«Новые имена» — в Баку
24 октября 2014
Возьмет ли Олланд высоту?
24 октября 2014
Тара РАГИМОВА, пианистка: «Сначала лошади были хобби, потом профессиональным занятием»
24 октября 2014
Туризм в бизнес-формате
23 октября 2014
BakuBuild справил юбилей
23 октября 2014
В жерновах глобальной разборки
Обзор интернет-СМИ
В АЗЕРБАЙДЖАНЕ
ЗА РУБЕЖОМ
В РОССИИ
Рустам Ибрагимбеков открыл в Москве новый театр
Турецкая литература: вчера и сегодня
Наблюдатели ОБСЕ сочли выборы в Азербайджане недемократическими
Ударный ТРУД на Azeri.ru
Лауреатами конкурса вокалистов имени Муслима Магомаева стали баритоны из Белоруссии и Азербайджана
"Упраздненная" независимость Азербайджана?!
Один из основателей отечественного телевидения и радио Энвер Мамедов стал лауреатом ТЭФИ-2010
Новая премьера азербайджанского театра "Дервиш"
В Москве издана книга «Армянство. Россия. Кавказ.»
100-летию народного поэта Расула Рзы
В Москве установлен бюст Физули Фараджеву
В Москве прошел пикет в поддержку заключенных в Азербайджане журналистов
КРАСКИ ПОЭЗИИ РАСУЛА РЗЫ
Сеймур Байджан: "Власти Азербайджана сейчас в очень плохом положении"
РАСТОПТАННЫЕ ГВОЗДИКИ В КАНУН ПРАЗДНИКА ЦВЕТОВ
В Москве скончался Герой России, разработчик российских атомных подлодок Давид Гусейнович Пашаев
Москва услышала магический голос мугама
В Москве состоялась презентация фильма Мехти Мамедова «Дружба титанов. Ростропович и Шостакович»
Всемирный сговор против процветающего Азербайджана
Указом президента Российской Федерации Рамиз Абуталыбов награжден медалью А.С. Пушкина
Подписка на новости сайта:
Новости Contact.az